МОДЕЛЬЕРЫ И МОДНЫЕ ДОМА СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА ЧАСТЬ II

Мы начали говорить о модельерах и домах мод, существовавших в эпоху серебрянного века. Остановились мы на том, что Дом ‘Callot Soeurs’ стал своеобразной Alma Mater для прославленной гранд-дамы парижской моды — для Мадлен Вионне (Madeleine Vionnet)Итак, наша героиня родилась в 1876 году в семье с более чем скромным достатком. В возрасте одиннадцати лет, бросив школу, девочка поступила в обучение к портнихе. В 1900 году, пройдя путь от ученицы до мастера, Мадлен устроилась на работу в знаменитый Дом сестёр Калло. Постепенно Вионне приобрела известность, как искусная мастерица, однако, до формирования собственного стиля было ещё далеко. Не получившая, в силу жизненных обстоятельств, должного образования, Мадлен Вионне всю жизнь занималась самосовершенствованием.

Её главным увлечением стала античная Греция. На рубеже веков интерес к наследию древней Эллады был обусловлен не только блестящими находками археологов и громкими выставками; поиск идеальных пропорций и вечной красоты, ностальгия по «золотому веку» – вот, что занимало творческие умы Прекрасной Эпохи. В моде – стихи Сафо, «Дафнис и Хлоя» Лонга, древнегреческие трагедии, «античные» танцы Айседоры Дункан. Олимпийские боги, фавны и нимфы воспеваются новыми поэтами, а Обри Бердслей представляет вниманию публики скандальную серию иллюстраций к аристофановой «Лисистрате». Русский балет поражает всех «Послеполуденным отдыхом фавна». На этой благодатной почве и возникла мечта Мадлен Вионне – одеть женщину, подобно греческой богине. В истории костюма уже был период – конец XVIII – начало XIX вв., когда женская мода тяготела к изящной простоте античного силуэта.

Однако ампирный стиль «а-ля грек» был, скорее, декорацией, игрой в античность. Обращение к псевдо-античным формам оказалось лишь бурной реакцией на вековую усталость от узких корсетов и громоздких panier. Стиль, созданный Вионне, был революционен, по сути. Стремясь перенести в современность греческий принцип естественности и плавности линий, Мадлен изобрела особый крой. Ткань кроилась не по долевой нити, а под углом в 45◦ (то есть – по косой). С 1900-го года Вионне трудится у сестёр Калло и они высоко ценят её богатый потенциал. В 1907 году Вионне получает приглашение на работу в Дом Жака Дусэ. С помощью молодой и, как сказали бы сейчас, — креативной сотрудницы модельер хотел обновить стиль Дома. Действительно, она принялась за дело с огромным энтузиазмом. Платья Вионне были красивы, авангардны и просты в эксплуатации – они одевались и снимались одним движением, да и швов в них было не слишком много. Однако высокопоставленная клиентура Жака Дусэ, привыкшая к его кружевным рокайлям, встретила предложение новой мастерицы в штыки.

Ко всему прочему, разгорелся нешуточный скандал в связи с тем, что манекенщицы демонстрировали «греческие» платья без нижнего белья. Но неприятие моделей Вионне оказалось вызвано вовсе не тем скандальным дефиле. Для ношения столь провокационных нарядов требовалось, как минимум, стройное подтянутое тело, что было в те времена редкостью – спорт и диеты уже вошли в моду, но ещё не сделались насущной потребностью каждой, уважающей себя, женщины. Разве что изящная маркиза Казати (большая поклонница Вионне) могла без стеснения демонстрировать свою фигуру, задрапированную струящимся шёлком. Не найдя понимания у капризных клиенток Жака Дусэ, Вионне в 1912 году открыла свой собственный Дом моды. Она упорно внедряла свой «античный» стиль, однако, по достоинству его оценили только в 1920-е годы. Изменилось отношение к женскому телу, к одежде, к движению. Женщины эпохи Art Deco — высокие, стройные, узкобедрые – могли себе позволить роскошь обнажения.

На протяжении двух предвоенных десятилетий стиль Вионне считался символом элегантности. Вионне, как никто, чувствовала ткань, учитывала тяжесть материала и его эластичность. Модельер весьма скептически относилась к отделке и декоративным дополнениям, считая, что они могут нарушить ритм драпировок. Единственное украшение, которое Вионне допускала, была вышивка. (Так, её наряды часто украшались вышивальщиками Дома Лесажа — Lesage). Создавая наряды, Вионне работала с небольшой деревянной куклой — манекеном. Сохранилась и фотография, на которой женщина-модельер, словно маленькая девочка, любовно одевает круглолицую куклу. В 1939 году Мадлен Вионне отошла от дел. Умерла знаменитая «революционерка моды» в 1975 году: ей было почти сто лет. Рождённая в бедности, она всего достигла сама. Великие кутюрье XX века, такие, как Кристиан Диор и Кристобаль Баленсиага считали Вионне своим учителем, а Джон Гальяно вернул в моду прославленный крой по косой. Дом Madeleine Vionnet не прекратил своего существования и по сей день.

Другая знаменитая женщина — модельер – Жанна Пакэн (Jeanne Paquin), напротив, никогда не испытывала нужду и занялась изготовлением нарядов, скорее, по склонности, нежели ради куска хлеба. В 1890 году банкиром Исидором Пакэном был основан Дом моды, но руководство этим предприятием взяла на себя его молодая супруга — Жанна. Незаурядный организаторский талант сочетался в ней с профессиональной интуицией, а умение уловить веяние времени – с утончённым вкусом. К тому же, мадам Пакэн была страстной балетоманкой и знатоком современной живописи. Сам Леон Бакст работал на Дом «Пакэн»: в начале 1910-х гг. мадам Жанна предложила известному русскому художнику к сотрудничеству. Он создал для Пакэн серию эскизов вечерних и дневных платьев. В коллекции 1911-1913 гг. от «Пакэн» также можно найти модели в бакстовском «гаремном» стиле. Известный художник Поль Ириб (Paul Iribe), сотрудничавший с Жаком Дусе и Полем Пуаре, также выполнял заказы для мадам Жанны. Так, он расписывал веера для Дома «Пакэн», выполняя рисунки в модном тогда восточном колорите.

Умная, предприимчивая банкирша чутко улавливала все новые тенденции – стоило войти в моду японскому стилю, как тут же появлялись манто от «Пакен», по форме напоминавшие кимоно. В моде Египет? Пояса с пряжками в виде жука — скарабея уже украшают идеальные дамские талии. В 1900 г. именно мадам Пакэн была избрана президентом секции моды на Всемирной выставке в Париже. В 1902 г. Дом «Пакэн» открыл филиалы в Лондоне, затем в Мадриде и Буэнос-Айресе. В 1906 году мадам Пакэн уже предлагала платья с завышенной талией, а в начале 1910-х гг. создавала специальные платья для танго. Танго родилось в Южной Америке, но в предвоенные 1912-1914 годы оно захватило весь мир. Этот страстный, исполненный экспрессии танец, казался в те годы настоящим воплощением земной чувственности и даже – плотского греха. Платье для танго имело юбку, открывавшую ноги почти до колен.

Кстати, Жанна Пакэн никогда не стремилась шокировать публику – она создавала свои наряды в точном соответствии с мейнстримом , поэтому её заведение считалось респектабельным, заслуживающим доверия. Пресса называла Жанну Пакэн мастером деталей и мэтром французской элегантности. Отвечая на хвалебные дифирамбы, мадам обычно говорила: «Я ничего не придумывала, я лишь кое-где убирала». В 1913 г. госпожа Пакэн была награждена орденом Почетного Легиона за выдающиеся заслуги перед Францией. В 1914 году мадам Жанна провела в Лондоне первый шоу-показ мод под музыку – так закладывались традиции современных дефиле. Жанна Пакэн удалилась от дел в 1920 году, поручив руководство Домом талантливому администратору Анри Жуару (Henri Joire). Умерла мадам Пакэн в 1936 году в возрасте шестидесяти семи лет. Дом «Пакэн», объёдинённый с домом «Ворт», прекратил своё самостоятельное существование в середине 1950-х годов.

Реформирование женского платья, популярное в начале XX века, было подхвачено сразу несколькими талантливыми модельерами. Одним из них была француженка Жанна Ланвэн (Jeanne Lanvin). Жанна Ланвэн родилась в 1867 году в Бретани. В начале 1890-х гг. Ланвэн имела в Париже магазин, и только в 1909 году был открыт Дом моды «Ланвэн». Жанна Ланвэн с равным успехом обслуживала и чопорных светских дам, и представителей артистической богемы. В её творчестве разумно сочетались консерватизм и стремление к новизне, роскошь и простота. Поклонница искусства XVIII века, Ланвэн, тем не менее, поддержала реформу Поля Пуаре по освобождению женского тела от корсетов. Она легко улавливала общие тенденции в мировой моде, хотя всю жизнь скрупулёзно изучала историю старинного костюма. Всё это не мешало ей иметь свой собственный стиль, узнаваемый «почерк».

Ланвэн была романтична и деликатна в жизни, отличалась тонким вкусом и слыла немного старомодной. Да, она приняла реформы Пуаре, но она не признавала его «дикие» цветовые решения. Бледно-розовый и лавандовый – эти цвета были фаворитами Жанны Ланвэн. Она предпочитала тонкие шёлковые вышивки с мелким рисунком, женственную мягкость линий, декольте. В 1920-е годы Ланвэн открыла магазины в Мадриде, Биаррице, Канне, других крупных и курортных городах. В ее парижском Доме к этому времени существовали отделы мужской, детской и спортивной одежды. В эпоху Art Deco Дом «Ланвэн» предлагал своим клиенткам удивительные вечерние туалеты, соединявшие в себе эстетику противоположных направлений в искусстве – рококо и конструктивизма. Современный геометрический стиль и функциональная простота лифа сочетались с пышной юбкой в духе XVIII столетия. Длина такого платья, как правило, достигала щиколотки. Правда, мода на подобные туалеты держалась недолго – они были слишком непрактичны. Её духи «Арпеджио» (Arpège) — ненавязчиво сладкие и деликатные – вошли в историю наравне с легендарной Chanel №5.

В 1925 году Жанна Ланвэн стала председателем Оргкомитета Международной выставки декоративного искусства. Впоследствии Ланвэн возглавляла дирекции самых престижных международных выставок — в Брюсселе, Париже, Нью-Йорке и Сан-Франциско.
В 1946 году модный Дом унаследовала дочь Жанны Ланвэн — Мари Бланш де Полиньяк (Marie-Blanche de Polignac). Дом «Ланвэн» существует до сих пор, а духи «Арпеджио» входят в число наиболее любимых женских ароматов. В них есть романтическая старомодность, скрытая чувственность, упоительная сладость – всё то, по чему мы так соскучились. Духи Arpège впервые были выпущены домом Lanvin в 1927 году. Жанна Ланвэн посвятила их женщинам, любящим музыку, и подарила своей дочери на тридцатилетие. В своих мемуарах Брижитт Бардо рассказала, что в детстве её зачаровывали именно Arpège, которыми душилась её мать. Форма флакона напоминает яблоко – плод соблазна и познания. Этот глубокий цветочный аромат с нотками апельсина, бергамота, розы, жасмина, ванили и сандала окутает вас тёплым облаком…

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс